10:09 

Препаратор душ
Не встававший на колени - стану ль ждать чужих молений? Не прощавший оскорблений - буду ль гордыми прощён?
С благословения администратора сего сообщества Klod, я начинаю выкладывать серию постов, посвящённых украинской истории и культуре. Посты эти на русском языке - специально для облегчения понимания и расширения кругозора русскоязычных пользователей, обитающих на дайри, в частности, россиян и белорусов. Так как это своего рода "пробный камень" публикации моих постов в этом соо, я готов принимать замечания и рекомендации :) Многие посты будут написаны в стёбно-юмористической манере, однако с максимальной (по возможности) исторической достоверности. Комментарии по форме постов, кстати, тоже принимаются. А пока что - первый пост, посвящённый Холодноярской республике.

ВНИМАНИЕ! Данный пост не призывает к разжиганию межнациональной розни, возбуждению ненависти либо вражды по признакам пола, расы, национальности или языка. Автор соблюдает законодательство РФ и Украины, а также правила ресурса diary.ru.




Начать, наверное, надо с того времени, когда Холодный яр приобрёл важное значение как укрепрайон. Урочище Холодный яр находится на территории Черкасской области, соседствовал с Диким Полем, откуда постоянно приходили то турки, то татары, то ещё какая-то нечисть кочевая. А поскольку в то время на громадную территорию от Крыма до Харькова и от Одессы до Дона не было, по сути, никаких укреплений, то защитой от набигающих кочевников служили редкие укреплённые города и монастыри. И кроме этих городов и монастырей, как уже было сказано, не было нихуя больше. Вообще.
Пока дядьки с мечами и всякими копьями отражали нападения татар, всё их домашнее хозяйство (жёны, дети и прочий мелкий домашний скот) пряталось по ущельям да лесам, где татарская конница не могла их достать и облутать. И Холодный яр был одним из таких мест.

Впервые эта местность прозвучала как очаг повстанческого движения во время эпохи Гайдамаччины - украинских восстаний против поляков в XVIII веке. Люди прятались в лесу уже от поляков, и там же, в оврагах и балках, собирались недовольные польским владычеством люди. И было таких людей, надо сказать, порядочно. Да так порядочно, что они даже организовали Холодноярскую Сечь, где и околачивались, периодически набигая на польские органы власти и военные отряды, аж 30 с чем-то лет - с 30-х годов по 1768 год. И именно с этой местностью связаны такие имена гайдамацких атаманов, как Иван Гонта и Максим Зализняк. И это о них Тарас Шевченко написал поэму "Холодный Яр", которая заканчивается пророческими словами:

Торгуете? Берегитесь,
Не то горе будет,
Горе вам!.. Детей дурачьте
И брата слепого,
Самих себя, чужих людей,
Но не лгите Богу!
А не то настанет время -
И грянет вам кара,
И огнём повеет новым
С Холодного Яра.

(перевод с украинского Ирины Стырты)

Почему пророческими? Потому что ровно через 150 лет, после ликвидации восстания гайдамаков, на территорию УНР вторглась Красная Армия (разумеется, всё ради спасения братского народа), именно в Холодном яру собрались и начали действовать сторонники независимой Украины и Директории УНР. У них был чёрный флаг с трезубом и надписью "Свобода Украины - или смерть". Били эти ребята как врангелевцев, так и красных, и били так успешно, что от залётных комиссаров, продармейцев и прочих нежеланных гостей летели только пух и перья. И головы. Всё это описано у Юрия Горлиса-Горского, который был не каким-то там сторонним наблюдателем, нет - он был сначала поручиком армии УНР, а попав в Холодный яр - есаулом штаба (фактически, адъютантом атамана), о чём и написал книгу "Холодный яр".

Холодноярская республика не была очень большой (в её территорию входило всего-навсегда 25 окрестных сёл, в том числе и село Мельники, которое было столицей республики), но обладала грозной силой - 15 тысяч крестьян, готовых в любой момент взяться за ружьё и саблю, это очень серьёзно. А ещё у холодноярцев было несколько пушек и множество станковых и ручных пулемётов, за которые отвечал однорукий начальник пулемётов по фамилии Левадный. Он так переделал свой пулемёт Льюиса, что мог стрелять из него и с помощью одной руки. На фактической границе Холодного яра был установлен пограничный столб, весьма недвусмысленно намекающий чужакам, как им тут рады - это был деревянный шест с набитыми на него тринадцатью черепами (когда-то это была ударная группа Бобринской ЧК во главе с уполномоченным Станайтисом) и табличкой "Владения Холодного яра. Проезд чекистам строго запрещён". На самом же деле, авторитет холодноярского атамана Василия Чучупаки (который по роду занятий был школьным учителем) простирался гораздо дальше - аж до Днепропетровска, Полтавы и Херсона. Тамошние повстанцы охотно присоединялись к казакам Холодного яра, когда надо было наведаться в гости к большевикам.


Группа гайдамаков Холодного яра. Многие из них служили ещё в царской армии (например, атаман Василий Чучупака был прапорщиком), и форма им досталась оттуда.

Повстанцы очень даже хорошо отбивались от регулярных сил РККА, и даже от конницы Будённого, которая тогда была очень грозной силой - будённовцев боялись даже чекисты и матросы-краснофлотцы. Холодноярцы взрывали мосты, пускали под откос советские эшелоны и бронепоезда, похищали видных чинов ЧеКа и ВКП(б), которые имели неосторожность оказаться в том районе - и при этом не забывали защищать население окрестных сёл. Если в какое-то село входили красноармейцы, то местным жителям приходилось плохо - всех, кого подозревали в сотрудничестве с повстанцами, расстреливали, насиловали женщин и девочек, сжигали дома, отбирали продукты. Вряд ли красноармейцы соображали, что после такого "умиротворения", даже лояльные к советской власти крестьяне брали винтовку и шли в лес. Для противодействия красным, между мятежными сёлами была налажена прочная связь - как только на горизонте появлялись части Красной армии, об этом уже знали в лесу, и выходили встречать гостей по давней украинской традиции - с хлебом-солью. Только вместо соли были пулемётные очереди, а вместо хлеба - земля, в которой оказывались враги. Такие налёты всякий раз заставали врасплох противника - и особенно весело ему приходилось, если это были свежие части, присланные из РСФСР, которые ещё не разбирались в тактической ситуации и не ждали нападения. Нападали казаки Холодного яра и на продармейцев, которые забирали у крестьян еду и зерно. В любом случае, судьба сторонников советской власти оказывалась незавидной - их либо расстреливали, либо вешали. Не отпускали никуда и никого, пусть даже "товарищ" падал на колени, кричал и просился к жене и детям. Горлис-Горский описывал, что однажды он настоял отпустить одного начмила (начальника милиции) - лишь потому, что тот был украинцем по происхождению, и клялся никому ничего не рассказывать. Спустя какое-то время чекисты устроили облаву, в ходе которой Горлис-Горский с несколькими своими побратимами был арестован, отправлен в Елисаветградское (Елисаветград до 2015 года назывался Кировоградом, а после в рамках декоммунизации был переименован в Кропивницкий) областное управление ЧеКа, где его пытали и чуть не расстреляли. С тех самых пор про гуманизм ему пришлось забыть.

Об отношении к пленным, есть в книге "Холодный яр" очень интересная зарисовка, которую я процитирую в своём переводе.
"В кругу зрителей несколько крестьян держат за руки и ноги распластанного на земле молодого жидка, визжащего на несколько голосов. Пожилой седой мужчина, сбив на затылок баранью шапку и закатав рукава, с философским спокойствием проводит "операцию": в распоротый косой живой заталкивает гречку.
- Уполномоченный из упродкома, - объясняют мне. - Ему же по должности надо развёрстку выполнять".


Такая вот дикая жестокость и мстительность со стороны обычного крестьянина. Не потому, что оный крестьянин был порочен или жесток по своей природе, нет - просто довели уже человека до того, что он и сам стал монстром. С волками жить - по волчьи выть. Многие сцены в книге Горлис-Горского могут шокировать читателя, привыкшего к понятиям о каких-то военных конвенциях, об иммунитете мирного населения, о гуманности по отношению к военнопленным и всему такому. Вот только тогда это никого не волновало. В самом деле, о каком джентльменстве может идти речь с теми людьми, которые изнасиловали твою жену и дочь, сожгли твой дом и расстреляли твоего сына? "Око за око, зуб за зуб" - закон первобытный, но, тем не менее, действенный. По крайней мере, он прекрасно оправдывал себя с человеческим отребьем, которое не понимало и не уважало другого языка, кроме языка силы.

Всё время своей деятельности (1919-1922) повстанцы, изолированные от внешнего мира, тщательно прислушивались к новостям, поступавшим с украинско-российского фронта. А новости оттуда шли самые разнообразные и противоречивые. Согласно одним, Петлюра вместе с польской армией успешно наступал на всех фронтах; по другим, армия УНР отступила, но лишь для того, чтобы взять на вооружение танки и самолёты... Надежды не рухнули даже тогда, когда петлюровская армия, будучи преданной польскими союзниками (гуглите Рижский мир 1921 года), разбитая, отступила за Збруч, а все её солдаты и офицеры были разоружены и интернированы. Но это уже была агония украинской независимости. Атаманы всех округов постановили идти на соединение с частями армии УНР, но... их подвели их же солдаты. Крестьяне готовы были яростно драться, защищая свой дом и своё село, но их энтузиазм падал тем больше, чем дальше они отходили от дома. В конце-концов повстанцы потребовали у атаманов поворачивать обратно, и те не имели права игнорировать своих подчинённых. Повстанческие отряды, собранные в могучий кулак, который мог наделать изрядно шороху в советском тылу, рассыпались на прежние мелкие кучки. Теперь с ними легко было покончить, чем и воспользовались чекисты. Спланировав спецоперацию, они внедрили в ряды холодноярцев своих агентов, обманом заманили главарей повстанцев в засаду и арестовали их без единого выстрела. Пленных отконвоировали в Лукьяновскую тюрьму в Киеве (там и поныне находится следственный изолятор). Казаков удерживали в одной камере, и это стало последней ошибкой чекистов в борьбе с "петлюровскими бандитами Холодного яра" - они подняли восстание, перебили охрану, отняли у неё оружие и четыре часа (четыре часа, Карл!) держали оборону против окруживших здание тюрьмы чекистов и красноармейцев. Последний патрон каждый из тридцати восьми повстанцев оставил для себя.


Слева - сотник конной сотни гайдамаков Холодного яра Иван Компаниец; справа - Юрий Горлис-Горский во время своей службы есаулом атамана Холодного яра

И под конец, если позволите, ещё одна цитата из книги:
"А полюбуйся нашим потомком великих прадедов, которые сотрясали когда-то стены Цареграда! Даже в своём боевом гимне он называет врагов ласково - "вориженьки", которые должны от чего-то сгинуть, как роса на солнце, потому что сам он слишком добрый и ленивый, чтобы разбить им головы. К чёрту наш украинский сентиментализм! Нам нужен не мечтательный павлиний хвост, а волчьи зубы. Потому что если у нас их не будет, и мы не научим наших "приятелей" уважать их - Украина никогда не будет счастливой".


Cкачать З "Холодного Яру" бесплатно на pleer.com

@темы: Україна, Література, Історія

Комментарии
2017-06-13 в 13:10 

Lalayt
Фили и Кили - созданы друг для друга / Если бы каждый раз, когда я хочу выпить, мне давали выпить, то я бы выпил (с)
Очень интересно. Спасибо.

2017-06-13 в 13:19 

Препаратор душ
Не встававший на колени - стану ль ждать чужих молений? Не прощавший оскорблений - буду ль гордыми прощён?
Lalayt, рад, что понравилось :)

2017-06-13 в 13:25 

Lalayt
Фили и Кили - созданы друг для друга / Если бы каждый раз, когда я хочу выпить, мне давали выпить, то я бы выпил (с)
Да, очень. Неизвестные страницы истории Украины - это здорово.

2017-06-13 в 18:42 

Yulita_Ran
...нічиїм поцілунком не будемо втішені ми...©
2017-06-13 в 20:07 

Lauriel
преждевременная артикуляция
Спасибо за статью )))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Україна

главная